Меню
16+

Общественно-политическое издание «Городское время»

20.11.2015 15:24 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 28.10.2015 г.

И в бушующем океане жизни он - на капитанском мостике!

Он реализовал свои детские мечты о работе в море, сменив Донбасс на Кольское Заполярье, но лихие девяностые привели профессионального боцмана в «убойный» отдел милиции. Сегодня он – мэтр уголовного розыска Полярных Зорь, цитирующий постулаты из Библии, которую нельзя не заметить на его рабочем столе.
Десять-пятнадцать лет назад в городском отделе внутренних дел было так много известных имен! И практически все являлись своими, местными. Теперь, да простят меня нынешние полицейские, все не так. Милиция стала полицией. Руководители меняются с пугающей регулярностью. А из когда-то звездного списка полярнозоринских Жигловых, Каменских и Дукалисов остались единицы. Вот об одном из аборигенов – Игоре Владимировиче Костенко — мы и решили рассказать читателям «Городского времени», познакомить, так сказать, с давно известной личностью. И вот что у нас получилось…

Игорь Костенко родился в середине шестидесятых, как раз после хрущевской оттепели, и с самого детства мечтал о море. Живя на Донбассе, в шахтерском городке, был завсегдатаем клуба юного моряка. А после школы отправился в мореходку. Ростов-на-Дону подарил не только счастливые студенческие годы, но и судьбоносную встречу с красавицей-ростовчанкой. И уже вместе молодожены перебрались на Север. Три года службы в Североморске. Затем – Мурманск, гражданский флот. В конце восьмидесятых ответственность за молодую семью заставила Игоря Владимировича сойти на берег. Разваливающаяся экономика рухнувшего государства окончательно обрушила флот. Профессия перестала кормить. Пришлось искать для себя новую сферу деятельности. Переходный период продлился около года, тогда супруги чуть было не переехали из Мурманска в Умбу, а глава семьи почти переквалифицировался в строителя, но вмешался случай, и вчерашний боцман стал сотрудником отдела вневедомственной охраны. Пожалуй, тогда и начался новый этап в жизни Игоря Владимировича и его семьи, поскольку через несколько лет Костенко предложили работу в уголовном розыске Ленинского отдела города Мурманска.
- Когда шел туда, — вспоминает, — думал, временно. Но работа понравилась, и во вневедомственную охрану я уже не вернулся. Как оперуполномоченного меня аттестовали в феврале 1993 года. Работал, что называется, на земле. Однажды помог раскрыть убийство, и меня пригласили в Управление внутренних дел Мурманской области, в так называемый «убойный» отдел. Там мы занимались, в основном, раскрытием особо тяжких преступлений против личности. Одно из таких преступлений в 1996 году нужно было раскрыть в Полярных Зорях — на Пинозере был обнаружен труп, завернутый в одеяло. Так я впервые оказался здесь в командировке. Начальником отдела был Леонид Константинович Ревин, он и предложил мне должность начальника уголовного розыска... Городок понравился, и я согласился. В августе 1996 года перевез семью, с тех пор тут и работаю.
- В органах внутренних дел Вы 26 лет, из них 23 года – в уголовном розыске. Это призвание?
- Если бы это не было призванием, я бы столько не проработал. Даже мысли никогда не возникало куда-то уйти, перевестись в другую службу. Работа нравится!
- Но ведь есть много такого, из-за чего люди уходили и уходят из органов. Бесконечные реформы, изматывающий график, человеческая жестокость и грязь — минусы можно перечислять бесконечно!
- Вот есть охотничьи собаки. Их предназначение – охотиться. Вышла ищейка в лес, взяла след и пошла. И ей уже не важно, что происходит вокруг, удобно ли, похвалит ли хозяин — у нее есть цель, и она к ней идет! Это ее предназначение. Так и человек. Если он занимается тем, что является его предназначением, ничто его не заставит сойти со своего пути. И если говорить о работе, то моя цель – раскрыть преступление. Когда это удается, получаешь такой адреналин!
И наоборот, когда преступление остается нераскрытым, конечно, обидно! Хотя понимаешь, что раскрытие зависит не только от качества работы, но и, что уж там скрывать, от пробелов в нашем законодательстве, чем порой и пользуются опытные преступники… Но в фильме «Место встречи изменить нельзя» у Жиглова есть очень интересные слова: «нераскрываемых преступлений не бывает — всегда найдется человек, который что-то знает, что-то видел или о чем-то догадывается».
- Вы занимаетесь только расследованием убийств?
- Расследуем все. И кражи, и мошенничества, и грабежи, и разбои, и наркотики — любые преступления, даже нанесение легких телесных повреждений, осуществляем розыск пропавших без вести и преступников. То есть работаем по всем направлениям.
Но сейчас, в основном, преступления из категории неинтересных. А раньше ночами не спали, чтобы раскрыть.
Однажды собирались всем «розыском» Новый год отметить. Только сели за стол – звонок. Говорят, у канала обнаружен труп человека без головы.
Вышли на место — стоит заброшенная железнодорожная будка. К ней ведет тропинка, в будке — труп.
И вот январские праздники — ни одна контора не работает, запрос не послать. А мы должны раскрыть преступление. Все одиннадцать суток провели в одном рабочем кабинете с операми — хорошие, кстати, серьезные ребята были тогда – Сергей Михайловский, Андрей Крутиков, Игорь Самофалов — мне нравилось с ними работать. Сидим, гадаем о личности убитого: кто такой? Начинаем проверять по всей области — нигде по описанию такой не пропадал. Я спрашиваю у ребят: все вещи убитого осмотрели? Говорят, проверяли, дескать, пустой был, вообще ничего не нашли при нем.
Думаю, дай еще раз посмотрю. Поехал в морг. Осмотрел одежду. И в кармане брюк маленькую такую бумажечку нашел, на ней написано: Кресцы. Что за Кресцы? Думали-думали. Энциклопедии перелистали. Потом выяснили, что это город в Новгородской области. Туда направили запрос. И точно: там человек пропал! Так преступление было раскрыто, не выходя из кабинета.
На 11-й день передо мной сидела дама из нашего города. Оказалось, она поехала в Кресцы, познакомилась с товарищем лет на 15 старше ее. Под видом того, что хочет связать с ним жизнь, уговорила продать дом. Там же, в Кресцах, купила клофелин, топор. Приехали они сюда. Только сошли с поезда, она предложила первый день на Севере отметить на природе. Взяли бутылку водки, она туда – клофелин. Потерпевший выпил, упал, она топором ему голову и отрубила.
Я, когда вызывал ее, думал, будет сопротивляться, отказываться. Доказательства приготовил — и билеты, и документы на продажу дома. Но как только ей предложил рассказать, как убила, она — в слезы. Призналась…
- Игорь Владимирович, говорят, города, где преступникам не удалось взять власть в свои руки, называют «красными». Считается, что Полярные Зори — в числе таких, Вы согласны с этим?
- Да, и в этом заслуга еще и самого населения. У нас город-то интеллектуальный. Большое количество людей связано с Кольской атомной станцией. И нет такого, как, допустим, в Ковдоре, где криминальная обстановка осталась такой, как была в 90-х… Хотя, конечно, и у нас в девяностых — начале двухтысячных всякое бывало. Часто вспоминаю серию квартирных краж, которую мы раскрывали около года. Преступная группа состояла из трех человек, один из них был работником станции, и они в основном выносили квартиры мастеров, начальников цехов. Когда мы их задержали, из гаражей грузовиками вывозили похищенное имущество! И при задержании обнаружили поквартирный список руководящих работников Кольской АЭС. Мы доказали тогда порядка 36 эпизодов…
Судьба так распорядилась, что сейчас уже никого из тех троих нет в живых. Один под поезд попал в Санкт-Петербурге, уже после освобождения из мест заключения, второго убили, третьего скосила какая-то болезнь...
А факс, который тогда Кольская АЭС нам подарила, до сих пор в рабочем состоянии…
- Работа у Вас не из простых… А без каких качеств не обойтись оперативнику?
- Самое главное – коммуникабельность. Опер должен уметь общаться с представителями всех слоев общества. Без этого умения не получишь информацию.
И еще одно из главных качеств — отсутствие боязни возможных последствий. Допустим, если опер боится, не уверен в себе, теряется, а перед ним — преступник, за которым стоят определенные силы, – все! Никакого разговора не будет. Психологически преступник просто задавит своим авторитетом.
- А Вам лично угрожали?
- Бывало. В двухтысячных годах у нас тут была преступная группа. И один из бандитов, почувствовав наш прессинг, стал угрожать, причем угрозы были в адрес моей семьи… Я предупредил, чем может это для него закончиться, и, похоже, был убедителен…

В разговоре о необходимых для оперативника качествах вдруг поняла, что бывший начальник уголовного розыска, а сегодня – заместитель начальника полиции по оперативной работе Игорь Владимирович Костенко, действительно, производит впечатление человека, который ничего не боится. И выглядит достаточно сурово. Глядя на него, понимаешь: не дай Бог совершить что-нибудь противоправное и оказаться в его «вотчине»!
Но в ответ на мою реплику о «суровости» он удивляется:
- Наоборот, я слишком добрый.
- В таком случае осмелюсь спросить: что делает на Вашем рабочем столе Библия?
- Если открыть Уголовный кодекс, то можно увидеть: там все взято из Библии! Не убий, не укради, не прелюбодействуй, уважай родителей — все истины от Бога. Вот, например, цитата: «скрывающий свои преступления не будет иметь успеха. А кто сознается и оставляет их, тот будет помилован». Это же не я придумал, и не правительство. Это Библия! Иногда читаю это людям, которые совершили преступления…
- Работает?
- Случается... У меня тут много закладочек. На все случаи жизни. Вот еще выдержка: «кто роет яму, тот упадет в нее. И кто покатит вверх камень, к тому он и воротится».
- А в храм ходите?
- Когда плохо. Первый раз это со мной случилось, когда учился в академии Санкт-Петербурга. Какая-то проблема возникла, и я зашел в Александро-Невскую лавру. До этого, в принципе, никогда там не был. А тут пришел, постоял, послушал. Вышел с новым ощущением — на душе было так легко! И сразу пришло решение проблемы...
Верю, что сила какая-то существует, потому что… она существует! И когда есть какие-то проблемы – иду, слушаю. Естественно, родителей поминаю…

Людмила Павловна Костенко, мама Игоря Владимировича, была воспитателем, ее не стало в 2008 году. Отца Владимира Ефимовича, он работал шахтером, а затем энергетиком, нет в живых уже тридцать лет. Похоже, теперь сын является главой рода – к нему на Север недавно переехала с Донбасса семья старшей сестры. Именно Костенко устраивал в Ковдоре семью племянника. И в Мончегорске есть теперь у Игоря Владимировича родственники.
- Когда на Донбассе все началось, — рассказывает он о своем отношении к войне, которая идет на его малой родине, — у меня было желание все бросить и поехать туда. Очень эмоционально я воспринимал все. Особенно когда в 2014 году мой одноклассник погиб в ополчении. Но потом как-то переборол себя. Не моя эта война...
Все так же общаюсь с одноклассниками. Несколько раз посылал туда медикаменты. Очень плохо там. И душа, конечно, болит...
Раньше, лет 5-6 назад, у меня были мысли после службы уехать жить на Донбасс. Даже сестру просил домик нам подыскать. Но сейчас, во-первых, некуда ехать, а во-вторых, уже не хочу. Здесь участочек взял. Построю баньку... Город наш очень нравится.

Следует добавить, что в Полярных Зорях теперь уже трудятся дочери Игоря Владимировича. Обе – медики, старшая – врач, младшая – фельдшер. О них пока еще говорят как о детях «того самого Костенко». И это не удивительно, ведь он – один из старожилов полярнозоринской полиции. Рассказывает о бывших коллегах с теплотой:
- Сплоченный коллектив был. Даже когда День розыска отмечали 5 октября, у меня такое чувство складывалось, что весь город знает о нашем профессиональном празднике. Телефон не умолкал! Все звонили, поздравляли, подарки несли. Коллектив был очень хороший. Сейчас этого сказать не могу. Ребята молодые пришли, нет пока того корпоративного духа, который был раньше, когда мы все вместе делали…
- Тяжело оставаться на одном и том же месте, когда коллеги-единомышленники увольняются?
- Совершенно нет. Не тяжело. Мне нравится работать!
- А море не разлюбили?
- Не разлюбил. Но работать бы уже не смог.
- А путешествовать?
- О-о! Я успел поездить по миру, но больше на автомобиле. До 2010 года, кроме Украины, мы нигде и не были. А потом я решил съездить в Финляндию. Так понравилось! И объехал всю Европу — и сверху вниз, и снизу вверх. А в 2013-м решил слетать во Вьетнам. Хорошая страна, замечательное отношение к русским. Единственный минус — лететь долго: 11 часов. Но отдыхать там можно, я даже смог бы рекламировать отдых во Вьетнаме...

О странах, где побывал, Игорь Владимирович может рассказать по привезенным сувенирам. Ими заставлена одна из полок его рабочего кабинета. Есть скрипочка в футляре – это из Австрии, мельница – из Голландии, флаг – из Норвегии. Но на самом видном месте – «гарный хлопец». А еще — зачехленный в прозрачную бумагу парусник — все в этой жизни символично!
- Игорь Владимирович, а почему сувениры хранятся не дома, а на работе?
- Так я ж живу здесь!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

476