Меню
16+

Общественно-политическое издание «Городское время»

03.12.2015 16:23 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37 от 25.09.2015 г.

Сергей Кашулин. О пройденном по случаю юбилея...

Автор: Елена ДУБИНИНА

Вот уж более двадцати лет Сергей Кашулин идет по жизни с Надеждой Крыловой — женой, другом, коллегой, единомышленником...

Первый осенний месяц 2015 года стал семидесятым для заместителя начальника МСЧ-118 по поликлинической работе Сергея Константиновича Кашулина. Об уже пройденном отрезке славного пути этого замечательного человека хочется рассказать читателям «Городского времени»...

Послевоенный сентябрь 1945 года. Апатиты. Тик-Губа. В семье рыболова Ивана Павлова пополнение — дочь Клавдия родила внука. Назвали Сергеем. И зажили вчетвером: глава семьи с женой Евдокией, дочь и внук. Потомками бог Павловых не обидел, правда, всем своим детям отец дал иную фамилию. До сих пор внуки и правнуки гадают: для чего дед это сделал и почему именно Кашулины, а не Ивановы или, скажем, Петровы? Главная версия – фамилия позаимствована из «Тихого Дона» (Иван Павлович был человеком грамотным, интересовался литературой и историей).
Все Кашулины жили от деда неподалеку. Так что по праздникам дом Павлова напоминал дружный улей. Хлебосольные хозяева всех привечали и заранее готовили угощения для гостей. Впрочем, по будням тоже никто не голодал. В 30-е годы Иван Павлович с семьей перебрался на Север с Селигера. Трудолюбивый, он никогда и нигде не оставался без дела. Рыбачил. Держал огород и хозяйство. Жил так, что внуку Сереже детство казалось безоблачным. Но о Великой Отечественной мальчишка все же знал. По рассказам мамы, приписанной к воинской части Кандалакши. По медали деда «За доблестный труд». А еще – по отдельным воспоминаниям летчиков в погонах, казавшимся детям послевоенного периода настоящими красавцами! Летный штаб в Тик-Губе стоял неслучайно. В поселке, основанном в 1924-м, за два года до Апатитов, находился первый на Кольском полуострове гидро- и аэродром. Мальчишки с замиранием сердца и завистью следили за самолетиками Ша-2, приземлявшимися прямо на воду.
Любовались и рыболовецкими пароходиками, носившими названия рек: «Иртыш», «Дон», «Лена» — в конце сороковых-начале пятидесятых, до появления крупных промышленных комбинатов, Имандра славилась обилием вкусной крупной рыбы.
Впечатление на мальчишек производили и посещения амбулатории, которой заведовал местный айболит Мироныч. Он охотно смазывал пацанам раны и ссадины, залечивал укусы собак, снисходительно относясь к любопытству, которое легко читалось на лицах очарованной необычными запахами и стерильной чистотой детворы. Может, тогда и проснулся интерес к медицине в Сергее Кашулине? Или позже, когда приехала на каникулы его двоюродная сестра-студентка и рассказала о том, как здорово учиться в мединституте?
Впрочем, сначала сработал метод отрицания. И первым среди предметов, с которыми не случилось взаимности, оказалась физика. Понятно это стало после эксперимента, в ходе которого юный испытатель попытался снизить напряжение в электрической сети путем включения в розетку лампочки от фонарика. Дефицитные в то время пробки вылетели напрочь, дом деда оказался обесточен, и внук, разумеется, получил нахлобучку. Тогда же решил: больше с физикой не связываться!
А к моменту окончания Сергеем школы в «черный список» попала и математика – учитель совмещал свои обязанности с директорством. И потому класс поделился на две группы: те, кто решал, и те, кто списывал…
«Но в целом наша школа была прекрасным заведением, — вспоминает сегодня Сергей Константинович, — преподаватели — квалифицированные специалисты. Многие так зарекомендовали себя, что им хотелось подражать. Не зря у нас после школы 11 девушек пошли в педагоги. Ну а я, посоветовавшись с мамой, выбрал медицинский институт – при поступлении там не надо было сдавать математику…»

Архангельский мединститут, где с 1963-го по 1969-й учился Сергей Константинович Кашулин, в шестидесятых был знаменит во всем Советском Союзе. Причиной тому был офтальмолог Святослав Федоров, получивший впоследствии мировую известность. Именно в «архангельский» период жизни Святослав Федоров вместе с Валерием Захаровым создал линзу «Спутник» — жесткий искусственный хрусталик, один из лучших в мире. И до 1967 года, заведуя кафедрой глазных болезней Архангельского мединститута, оперировал в глазном отделении областной больницы.
Сергею Константиновичу посчастливилось трудиться лаборантом на кафедре у новатора!
«Я был знаком со Святославом Николаевичем в тот период, — вспоминает заместитель руководителя МСЧ-118, — когда он только начинал публиковать свои научные труды. Первый хрусталик чуть ли не в подвале дома вытачивал… Да и вся профессура в институте у нас тогда была очень знаменита!»

Через несколько лет Сергей Константинович Кашулин отметит пятидесятилетие своей врачебной деятельности. У него за плечами – три года службы на Северном флоте в качестве начальника медицинской части, два года работы цеховым терапевтом в Апатитской больнице, восемь лет стажа — в Кировской научно-исследовательской лаборатории «Гигиена труда и профзаболеваний», где был пройден путь от врача до главврача.
Удивительно, но факт: родившийся в месяце, каждый год открывающем новый учебный период, Кашулин причастен еще и к образованию, даже знаком «Отличник народного образования» был награжден! Это было в восьмидесятых, когда трудился в Кольском медицинском колледже. Между прочим, в бытность Людмилы Чистовой, возглавлявшей в девяностых работу администрации Полярных Зорь, Сергей Кашулин, являясь заместителем директора по учебной работе Кольского медицинского колледжа, приезжал в наш город на встречи выпускников школ с представителями учебных заведений области.
«Людмила Александровна Чистова устраивала профориентационные вечера-встречи, — вспоминает, — в которых участвовал и я. Тогда впервые и познакомился с Полярными Зорями. Помню, уговаривал старшеклассников: поступайте к нам в Апатиты, у нас готовят медицинских сестер, фельдшеров…
Сейчас некоторые из тех, кто учился в колледже, когда я там был руководителем, трудятся в нашей медсанчасти...»

В 1993 году Сергей Константинович переехал в Полярные Зори. Предшествовали этому трагические события — у Кашулина скончалась супруга, тоже медик.
«Появился я здесь неожиданно, — вспоминает юбиляр, — причем практически через год меня назначили руководителем, хотя многие врачи уже давно здесь работали и имели опыт организации здравоохранения работников промышленных предприятий... Тем не менее обстановка вокруг меня была благожелательной. А все потому, что коллектив у нас замечательный! Не могу припомнить такого, чтобы с кем-то не то чтобы повздорили, разногласия были. Всегда находилось правильное решение, каким бы сложным ни был вопрос».
Говоря о коллегах, Сергей Константинович ничуть не лукавит, у него со всеми ровные, дружеские отношения. И дело, видимо, в том, что Кашулин и сам человек уравновешенный, интеллигентный и доброжелательный. Без лишних эмоций, разумно и четко он умеет убедить любого, знает подход к людям, легко справляется с женскими эмоциями, без которых не обходится ни в одном учреждении или предприятии, где основа коллектива — дамы. Кстати, работа у Сергея Константиновича, по словам самих же медиков, не из простых. Именно ему приходится «разруливать» такие сложные ситуации, когда кто-то из врачей заболеет и необходимо срочно найти ему замену. И Кашулин, как один из самых важных элементов живого организма под названием «большой коллектив», справляется. А если ему что-то и не по силам, так это изменить общее состояние современного здравоохранения, когда на каждого доктора приходится армия контролеров, о работе врачей судят лишь по написанным отчетам, а финансирование идет не так, как это планировалось во времена зарождения страховой медицины…
Оглядываясь назад, Сергей Константинович называет самыми счастливыми для работников здравоохранения годы советского периода, когда была уверенность в завтрашнем дне. Тем не менее на вопрос о том, стоит ли советовать сегодняшним выпускникам идти в медицинские вузы, Сергей Кашулин, не задумываясь, говорит: конечно! Теперь — тем более!
«Сейчас, — поясняет, — медицина поднялась на такой уровень, когда техническое обеспечение деятельности медика достигает невероятных величин. Не только в плане аппаратного оснащения. Будущее медицины – это генетика. Сейчас появился новый термин: «персонифицированная медицина». В будущем каждого человека «разложат» на атомы и молекулы и поймут, какой конкретно лекарственный препарат ему подойдет и что может уберечь от развития заболевания. И это все настолько увлекательно! А радиационная медицина?! ФМБА открывает несколько центров, которые позволят сделать прорыв в лечении онкологических заболеваний. А робототехника?! Много интересного в здравоохранении! И потому, конечно, молодежь должна идти в медицинские вузы!»

Вот уже двадцать с лишним лет Сергей Константинович живет в Полярных Зорях. Судьба подарила ему встречу с удивительной женщиной и коллегой – Надеждой Дмитриевной Крыловой. У семьи есть общее увлечение – дача. Супруги помогают детям воспитывать внуков. С радостью и трепетом рассказывает о них Сергей Константинович. А еще он занимается спортом. От волейбола, с которым в юности и в период жизни в Апатитах были связаны многочисленные победы, отказался. Зато вот уже много-много лет занимается ходьбой с лыжными палками. Придумал это занятие для себя, когда нордиков со скандинавской ходьбой еще не было и в помине. И так и ходит до сих пор. Один. Сам по себе. Во время прогулок размышляет о жизни, анализирует пережитое. И всегда приходит к одному и тому же выводу: жизнь удалась!
От себя добавлю: и пройденное – лишь часть пути. Доктор, живите долго и будьте счастливы!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

323