Меню
16+

Общественно-политическое издание «Городское время»

17.01.2020 14:38 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 01 от 09.01.2020 г.

Оставить свой след на земле...

Осенью прошлого года наша землячка Марина Боева выпустила ограниченным тиражом хорошую книжку для детей.

«Девочка бежит легкая и счастливая, солнце запуталось в ее золотых волосах. С брызгами пены поднимается она в небо, становясь чайкой, кружась над морем и задевая крыльями воду»... Читая эти строчки из книги Марины Боевой, вдруг осознаешь: литературный образ девочки-птицы автор списывала с себя самой. А еще – с дочери Сашеньки. Сегодня Александра уже самостоятельная девушка, а ее мама Марина Валерьевна до сих пор помнит сказки, которые сочиняла детям на ночь. Сейчас и младший ребенок талантливой рассказчицы – сын Антон – уже учится в школе. Как настоящий мальчишка, он давно отошел от волшебных небылиц. Однако выхода в свет первой маминой книги «Остров зеленых попугаев» ждал с нетерпением…

Вспоминая свои детство и юность, промчавшиеся в городе Кандалакше, Марина Боева уточняет: пятилетней девчонкой ее на целый год забрали в деревню к бабушке. Туда же Марина мчалась потом каждое лето. По воздуху, словно птичка. Либо морем, как рыбка. Вот так вот – самолетом либо теплоходом – еще каких-то тридцать лет назад и добирались все северяне на песчаный берег Белого моря, в старинное село Кузомень. Там, у коренных поморов Марии Петровны Заборщиковой и ее супруга Петра Степановича, любила гостить их внученька-кандалакшанка. И, кстати, похоже, именно от бабушки перешли сначала Эльвире Петровне (маме Марины Боевой), а затем уж и самой Марине умение и желание писать. Правда, к настоящей детской книжке, вышедшей по всем правилам печатного дела, творческие устремления привели только Марину Валерьевну. Но бабушкины записки (их большая часть пропала после смерти Заборщиковой) сослужили хорошую службу землякам, ну а мамины мемуары еще хранятся в коробочке – доступа к ним Эльвира Петровна не дает пока даже своей талантливой дочери…

«Деревня… была окружена с двух сторон водой, а с третьей стороны – песчаными дюнами, – читаю первый рассказ в сборнике «Остров зеленых попугаев». – В давние времена вокруг деревни рос густой хвойный лес, но люди постепенно вырубили деревья для строительства домов и кораблей, а пожар завершил уничтожение леса. Под влиянием ветра на деревню стали наступать подвижные пески, и на многие километры вокруг образовалась песчаная пустыня…» Эти и многие другие краеведческие описания природы Терского берега и уходящего быта поморов удивительным образом оживляют вымышленные приключенческие истории, которые, по сюжету книги, рассказывают друг другу школьники, собравшиеся в Кузомени на летние каникулы. Видимо, этот вот синтез непознанной современными городскими жителями правды о поморском быте и вымышленных приключенческих историй о колдунах и пиратских островах и является главным авторским приемом, сделавшим книгу интересной не только для основной читательской аудитории, то есть мальчишек и девчонок, но еще и для их родителей. Особенно тех, кто мало знаком с историей поморского Севера, но уже успел поразиться наличию песчаной пустыни на юге Кольского полуострова.

– Нам с братом повезло, что маленькими мы ухватили той, прежней жизни, поморской романтики, когда не было еще электричества, дорог, – поясняет Марина Валерьевна. – Добраться в Кузомень по суше можно было только с геологами. Помню, мы с братом плакали, когда нам сказали, что дорогу в село собираются строить, и к нам теперь начнут ездить все желающие...

Соглашаясь с тем, что в «Острове зеленых попугаев» много уходящей фактуры, Марина Валерьевна при этом на открытия в области краеведения абсолютно не претендует. Утверждает: об истории Кузомени все написано задолго до нее. Но уже успевшие прочесть «Остров зеленых попугаев» с благодарностью говорят и о возможности узнать что-то новое о поморах, их повседневных занятиях, быте, сельской инфраструктуре.

Что касается школьников, познакомившихся с рассказами Боевой, то они, прежде всего, отмечают человечность героев – простых девчонок и мальчишек, которые искренне относятся друг к другу и с пользой проводят свободное время – читают, придумывают фантастические истории и рассказывают их, ставят спектакли, рыбачат, помогают взрослым по хозяйству.

К слову о придуманном героями: автор книги признается, одну из историй – про Пантеру – сочинила еще в школе. И рассказала одноклассникам. Правда, не отважилась сознаться в собственном сочинительстве и потому приписала повествование некому писателю. Его имя потом одноклассники долго (но безуспешно) выпытывали у Марины. А один из них спустя много лет на встрече школьных друзей признался, что в военном училище поведал эту историю друзьям. И с тех пор получил пожизненное прозвище «Пантера».

Похожая судьба и у колыбельной, которую тоже можно найти в «Острове зеленых попугаев». Эту песенку Марина Боева сложила в студенческие годы мимоходом, по пути в аудиторию. Случилось это в присутствии однокурсницы. А спустя много-много лет, когда автор, казалось, навсегда позабыла о песенке, благодарная слушательница – сама уже мама, прожившая много лет в Германии, призналась, что вырастила детей именно на этой колыбельной…

– Мне было приятно, – вспоминая об этих примерах, размышляет Марина Валерьевна. – Мы же живем и кажемся себе незаметными. Не думаем, что в людях что-то оставляем. А когда они вспоминают что-то, ты вдруг понимаешь, что в чьей-то жизни хоть немножечко, но оставил след…

Еще больший след Марина оставит и в виде своей книги. Создавалась она для очень узкого круга читателей: детей, мамы, друзей и родственников. Причем творческий путь Боевой как настоящего писателя был извилистым. Первые попытки положить на бумагу собственные сочинения казались мучительными. Даже слова не хотели складываться в предложения. Но очень быстро дело сдвинулось с мертвой точки. А затем Марине Валерьевне показалось, что в прозе слишком много поэзии – началась чистка текста, причем под «delete» (а пишет наша современница именно за компьютером) попадали в основном эпитеты.

Превратить тексты в книжку – тоже задача. Пригодилась подсказка коллеги по цеху – фантаста из Мончегорска Андрея Буторина: обратиться в издательство «Ridero». Благодаря современным цифровым технологиям издательство позволяет авторам самостоятельно заниматься дизайном своих книг. И Марина как творческий человек с художественным образованием развернулась и в этой сфере, разместив в книге еще и собственные черно-белые рисунки (на фото).

Упомянув о профессиональном образовании Марины, мы обязаны уточнить: всего у нашей героини их три: педагогическое, творческое и техническое. В качестве художника Боева трудилась в юности. Участвовала в реставрации Витебского вокзала и других объектов Санкт-Петербурга. Вернувшись на Север, работала оформителем. А затем пошла в образование, совместив творчество с работой с детьми в ДДТ. Через семь лет ушла в логистику, и вот уже 10 лет эта профессия, по словам Марины Валерьевны, ее кормит.

– Но тяга к творчеству и детям, – признается, – не исчезает.

И потому все свободное время Марина Валерьевна творит. Помимо книг, в квартире мастерицы есть удивительные авторские куклы из папье-маше. В папках сложены рисунки.

Ну и творческих планов по созданию новых рассказов и повестей для детей у Марины Валерьевны немало.

– Планирую переиздать книгу, правда, по объему она станет в два раза больше, – делится намерениями автор. – Одна из героинь перед поездкой в Кузомень посетит Италию. Ее приятель будет выращивать для девочки розы, а его бабушка расскажет о прежней жизни поморов. Появятся в книге и новые герои. Будут стихотворения о деревне. Хочу подготовить для новой книжки цветные иллюстрации. А потом сделать выставку картин к этой книге. Ну а завершив все это, приступлю к сказке о рождественских гномах.

И чтобы все задуманное осуществить, я взяла за правило писать пусть и по чуть-чуть, но обязательно каждый день.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

107