Меню
16+

Общественно-политическое издание «Городское время»

24.04.2021 11:59 Суббота
Категории (3):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 15.04.2021 г.

Ответственность и добросовестность - настоящий подвиг

Рассказ труженицы центра гигиены и эпидемиологии Тамары Васильевны Лисицыной продолжает череду публикаций к памятной дате — 26 апреля.

Событие тридцатипятилетней давности, потрясшее не только Чернобыль и Украину, но и весь мир, объединило великое множество людей. Не только энергетики, пожарные, врачи направлялись на помощь в ликвидации последствий трагедии, но и люди самых разных профессий. В их числе была и помощник врача-эпидемиолога МСЧ 118 Тамара Васильевна Лисицына.

В том месте, где работали ликвидаторы и жили эвакуированные с места трагедии, Тамара Лисицына побывала дважды. В первый раз она приехала в командировку в Чернобыль по распоряжению Федерального медико-биологического управления в августе восемьдесят шестого, едва успев вернуться из отпуска. Как помощника эпидемиолога Тамару Васильевну отправили туда для проверки условий размещения, проживания и питания ликвидаторов и местного эвакуированного населения.

В то жаркое, по воспоминаниям рассказчицы, лето в пострадавших районах были сотни и тысячи людей, которых селили в бывших пионерских лагерях, опустевших детских садах, школах, больницах. В корпусах пионерлагеря «Сказочный» разместили и Тамару Лисицыну. Но там, где до катастрофы отдыхали дети, молодой женщине доводилось только спать по несколько часов в сутки: трудиться приходилось с раннего утра и до глубокой ночи. В множестве пунктов общественного питания круглосуточно кипела работа, и на санитарных работниках лежала ответственная задача — не допустить пищевых отравлений и массовых инфекционных заболеваний. Питание и водоснабжение полностью контролировались коллегами Тамары Лисицыной. Чистота в местах приготовления и приема пищи, сроки ее приготовления, условия хранения продуктов и их качество, гигиена персонала — ничто не ускользало от внимания санитарных работников. Под их контролем находилось все вплоть до малейшей царапины на руках поваров. Именно от таких мелочей зависела эпидемиологическая обстановка на пунктах питания, и Тамара Васильевна с коллегами делали все, чтобы не случилось вспышки заболевания, а значит, новой недопустимой беды. Технического персонала — уборщиц, мойщиков посуды — не хватало, и нередко санитарным работникам наряду с выполнением своих прямых обязанностей приходилось вставать к мойке. Медицинская маска, перчатки тогда были обязательным атрибутом для всех — почти как в наше время. Общими усилиями медицинских и санитарных работников, тружеников общественного питания удалось добиться всех поставленных перед командированными задач, убеждена Тамара Лисицына. Как медицинский работник она знала цену дисциплине и строгому соблюдению правил, но не всегда всю необходимость правильного поведения понимали окружающие, во всяком случае, в тот первый год.

- В последний месяц лета все кругом цвело, пахло, плодоносило, — вспоминает Тамара Васильевна. — Идешь, а кругом на деревьях — спелые плоды, яблоки гроздьями, ягоды... И приходилось то и дело останавливать людей, которые порывались сорвать их и съесть. Старались убедить хотя бы помыть плоды простой водой. В наших столовых все фрукты и овощи обрабатывались несколько раз — тщательно мыли водой, потом уксусом для обеззараживания, потом снова водой, чтобы смыть уксус. Мы строго следили за тем, чтобы остатки пищи в конце смены утилизировались во избежание обсеменения бактериями. Не допускалось использование котлетных масс из-за риска размножения микроорганизмов — готовились только рубленые котлеты. И могу сказать, общественное питание находилось на очень высоком уровне.

Срок командировки составил ровно месяц — таковы были правила. Работа вахтовым методом, по четырнадцать-шестнадцать часов в сутки, без выходных, не могла длиться дольше. Контролирующие работники обязаны были соблюдать максимальную беспристрастность, а после привыкания к людям и месту возрастал риск ошибки, что было недопустимо. Да и психологически слишком долго оставаться на месте трагедии было трудно. Часто в те три-четыре часа, которые отводились на отдых после тяжелой смены, Тамара Васильевна вместо сна выслушивала соседей по комнате из числа эвакуированных жителей Припяти. Потрясенные трагедией люди испытывали потребность выговориться, выплакаться, излить свою боль. Многие давали свои адреса, желая сохранить связь. Но сейчас, много лет спустя, все лица и имена стерлись из памяти...

Приехав обратно из Чернобыля, Тамара Лисицына сразу вернулась к работе. После режима «нон-стоп» обычный рабочий день с обеденным перерывом и возвращением по вечерам домой показался почти вторым отпуском. А в 1988 году Тамара Васильевна поехала в Чернобыль во второй раз, и снова на месяц. В этот раз она оказалась на Украине с другой жительницей Полярных Зорь — дезинструктором-дезинфектором Ольгой Ивановной Балыкиной. Поселившись в так называемом «немецком» доме в селе Зеленый Мыс, Тамара Васильевна выполняла те же обязанности, что и в «черный год»: проверка на пищеблоках, на продуктовых складах, иногда за сотни километров. Остались воспоминания о больших, добротных, благоустроенных коттеджах, брошенных в полном запустении. Этими же воспоминаниями в книге «Чернобыльские судьбы» (автор Т.Г. Плаксина) делится Ольга Ивановна: «Все живое как будто ушло под землю. Была жизнь — и не стало ее. Все люди оставили, лишь бы остаться в живых».

Но было уже полегче, чем в первый раз: людей оказалось не так много, к тому же отчасти они свыклись с мыслью о случившемся. Оглушительная трагедия не стала менее страшной, но минуло время, и пришлось принять ее реальность. Получше стало и с дисциплиной. Но при этом кое-где люди вели себя по-прежнему беспечно: ловили в открытых водоемах рыбу и несли домой, чтобы приготовить и съесть. На увещевания отвечали: так мы же не целиком рыбу едим, а отрезаем головы и выбрасываем. Вся же зараза в головах...

Две командировки в Чернобыль стали самыми запоминающимися эпизодами в трудовой жизни медицинского работника Тамары Васильевны Лисицыной. До самой пенсии, на которую вышла семь лет назад, она трудилась в центре гигиены и эпидемиологии МСЧ-118. Сейчас находится на заслуженном отдыхе, является членом организации «Чернобыль-атом», принимает участие в мероприятиях в память о далеком 1986 году и пользуется заслуженным уважением своей семьи и земляков. В особенности тех, кто тоже бывал на земле Чернобыля и знает: каждый, кто помогал сражаться с общей бедой, не жалея ни здоровья, ни сил, совершил подвиг.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

19